И тут — вот она, черная неблагодарность!

http://la2old.ru/wp-content/plugins/wp-o-matic/cache/b25abcf887_1020455686.jpgВсякий раз, когда спектакль близился к концу, Занавес очень волновался, готовясь к своему выходу.
Как его встретит публика?

Он внимательно осматривал себя, стряхивал какую-то едва заметную пушинку и — выходил на сцену.
Зал сразу оживлялся.
Зрители вставали со своих мест, хлопали, кричали «браво»
.Даже Занавесу, старому, испытанному работнику сцены, становилось
немного не по себе от того, что его так восторженно встречают.
Поэтому, слегка помахав публике, Занавес торопился обратно за кулисы.
Аплодисменты усиливались. «Вызывают, — думал Занавес.
— Что поделаешь, придется выходить!»
Так выходил он несколько раз подряд, а потом, немного поколебавшись, и вовсе оставался на сцене.
Ему хотелось вознаградить зрителей за внимание.
И тут — вот она, черная неблагодарность! — публика начинала расходиться.

Феликс Кривин

Вам также может понравиться