Аутлуков об овцах и куликовской битве

Шнырь Толик Аутлуков зырил по ящику токшоу «Малахов и Малахов», когда в комнату вошёл расстроенный сын:

— Ты чё, малой? Чё глаза на мокром месте? Обидел кто? Ща, тапки только накину — пойдем бакланов загасим!

— Да нет, пап, всё нормально. Учительница истории, Ксения Андревна двойку поставила…

— А чё, не выучил чё, чёли? Чё за дела?

— Выучил.

— А чё двойка? А ну, колись! Бакланил на уроке? С кентами базлал?

— Нее…

— Дык, чё тогда?

— Ксения Андревна велела доклад самостоятельно подготовить по Куликовской битве. Ну, пошёл я в школьную библиотеку, Взял «Задонщину»…

— За чё взял?

— «Задонщину». Книга такая. Древнерусская летопись. Там впервые про Куликовскую битву написано было.

— Ну и…

— Ну и сделал доклад. А там в книге такое место есть: «…Земля еси русская, как еси была доселева за царем за Соломоном, так буди и нынеча за князем великим Дмитрием Ивановичем…»., ну, дык я и говорю: мол, Царь Соломон был московским князем, о Руси заботился, а Дмитрий Донской был его достойным продолжателем, а она как раскричится! Она говорит: не было такого царя в Москве, а я говорю: ну, вот же, мол, в летописи написано! А она давай визжать, да как швырнёт в меня учебником! Не было, мол, никогда на Руси царя с таким именем, иди, мол, учи, фоменковец недоделанный…

— А в чём кипешь то?

— Ну, ты понимаешь, о том, что царь Соломон был московским князем и о том, что была Куликовская битва написано в одной летописи. Если мы этой летописи доверяем, значит должны признать: был такой царь на Руси, а если не доверяем, значит и о Куликовской битве упоминать надо как о сомнительном происшествии, которое то-ли было, то-ли нет.

— Дык, а ты уверен, что Соломон у него не кликуха была? А то, бывают у братвы очень странные погоняла… Я, вот, одного знавал, его звали Худой, а какой он худой, сам прикинь, когда в нём весу под два центнера…

— Да, вот же книга, папа! Смотри, вот перевод на современный язык. Этого московского князя именно так и звали: Соломон:

«…О, Русская земля!
Как управлял тобой царь Соломон,
так будет править тобой
князь великий Дмитрий Иванович!…»

Толик взял книгу, полистал страницы и сказал:

— Действительно так написано. — потом закурил и продолжил: — Вот чё я те скажу, пацан: жись прожить — не шансон послушать. Всяко-разно бывает в жизни, мало где шкериться придётся: люди всякие попадаются, а ты смотри где находишься, слушать — слушай, да базар-то фильтруй. И, потом, всегда смотри с кем базаришь. Вот, знаешь, люди делятся на овец, козлов и волков. Овцы, они тупые, козлы — противные и упёртые, а волки — себе на уме.

— А я кто, папа?

— Ты то? Ты, вот, по масти явно не овца — овца бы в библиотеке реферат писать не стала. Овца, она с другими овцами по своим овечьим делам зависает. Ты скорее козёл, потому как на зубрёж упёртый. А ещё не любят овцы, кто умней их. Сказано же — не мечи бисер перед свиньями. Знаешь какое палево — промолчи лучше: целее будешь, да и за умного сойдёшь. Ты, вот, с отца пример бери: всю жизнь по волчьи живу. Отец чё нашёл путного — сразу в карман. Либо, поделюсь, но, только с такими же волками как сам, а не с овцами. Будь волком, ботан.

— Пап, а Ксения Андревна кто по раскраске?

— Овца она, сынок. Козлы противные, но, немножко умные, а эта если смотрит в книгу — видит фигу, значит овца. Так ей и передай.



Вам также может понравиться