Композитор Александр Гольдштейн: «В группе Тутберидзе думают о музыке и серьезно подходят к ее выбору. Но этого все равно мало»

Композитор Александр Гольдштейн, который много лет занимается музыкой в фигурном катании, рассказал о нюансах своей работы, а также поделился мнением о некоторых современных программах.

– Что самое сложное в процессе работы над музыкой для программы? И самое болезненное для вас как для профессионального композитора?

– Современные программы для редактирования звука просты и понятны, сейчас для работы с аудио и видео фактически не нужно никаких специальных технических навыков и знаний. Это, с одной стороны, здорово. С другой, создает много проблем, потому что в большинстве своем за это берутся люди, у которых нет никакого музыкального образования.

Когда я работаю с каким-то произведением, то не оставляю себе ни единого шанса нарушить музыкальную форму. Большинству из тех, кто сейчас делает музыку для фигуристов, это словосочетание вообще не знакомо. Нельзя резать музыку на слух, опираясь только на собственные ощущения – есть определенные законы.

Люди видят в визуально-звуковой программе, что вот здесь есть пустое место, а здесь еще одно – берут и соединяют. Вроде бы на слух получается чисто, но с точки зрения музыки – это преступление. Таких программ, которые никак не учитывают ни музыкальную форму, ни развитие, к сожалению, большинство.

И спортсмены с самого детства вынуждены это слушать, причем каждый день по многу раз. В конце концов они теряют понимание, что такое хорошо, а что такое плохо. То, что звучит ужасно, принимают за норму. В этом самая большая проблема – падает планка вкуса. Фигурное катание – все же не только спорт, но и искусство, и должно воспитывать чувство прекрасного, а не калечить в эстетическом смысле.

– Самая неудачная в этом смысле программа, из последних?

– Произвольная Аделины Сотниковой в олимпийском сезоне. Просто за гранью добра и зла.

По ходу этого сезона специально несколько раз пересматривал произвольную программу Ани Щербаковой. Она замечательная девочка, все делает правильно и тонко чувствует то, что катает, но с музыкальной точки зрения части ее программы плохо сочетаются. Для исполнения элементов все удобно, но музыкального объяснения такому сочетанию я не нашел.

Произвольный танец Синициной и Кацалапова тоже не очень удачный с точки зрения музыки. Понимаю, что по правилам им нужно было сделать смену ритма, поэтому и пришлось вставлять первую часть. Но можно было поискать что-то более соответствующее основной музыке.

При этом винить в происходящем только тренеров и постановщиков несправедливо. Сейчас главное в фигурном катании – ультрасложные элементы. Музыка выбирается по одному принципу – чтобы не мешала прыгать или исполнять твизлы, чтобы на ней можно было особенно не сосредотачиваться.

Все изменения, которые происходили в фигурном катании последние 10 лет, были направлены на то, чтобы судьям было удобно оценивать. И все это за счет ограничения творческих возможностей постановщиков. Творчество – уже не главное. Главное – прыжки. Сделал два четверных – с тобой некому соревноваться. Если ты не делаешь эти четверные, то даже чисто математически не сможешь приблизиться к лидерам.

Я ни в коем случае не хочу сказать, что четверные прыжки – это плохо, но их ценность чрезвычайно завышена, потому что и дорожки, и вращения не стоят и одного прыжка. А это неправильно с точки зрения фигурного катания. Стремление делать элементы исключительно по четвертому уровню очень сужает круг возможностей. Я имею в виду хореографию. В итоге все выглядит одинаково.

Люди постепенно теряют интерес. Когда мы смотрим фигурное катание по телевизору, три или четыре оборота сделал спортсмен, мы с вами еще можем определить, но не 90% людей. Они ждут представление, шоу, а его нет.

– Возвращаясь к музыке, сейчас совсем нет программ, в которых получилось бы совместить сложную технику и правильное звучание?

– Из любого правила есть исключения. Из этого – тоже. Например, «Дон Кихот» Загитовой. Очень удачная программа. В ней все хорошо просчитано. Музыкальные акценты четко попадают в прыжки. Придраться вообще не к чему. Выигрышная постановка.

 Хотя у Медведевой концептуально была более интересная программа, но, на мой взгляд, «Анна Каренина» не для Олимпийских игр. К Играм обычно делается что-то более понятное и более оптимистичное.

Вообще я вижу, что в группе Тутберидзе думают о музыке и достаточно серьезно подходят к ее выбору. Делая акцент на технической сложности, они не забывают, что нужно придумать еще что-то такое, чтобы оставалось сильное эмоциональное впечатление от программ. Но этого все равно мало. Это не то чтобы решает проблему. Они просто нашли хороший способ ее замаскировать, – сказал Гольдштейн.



Вам также может понравиться