О списывании и доносительстве. И об их роли в нашей жизни.

Когда-то, ещё в начале 80-х, я видел фильм о судьбе немецкого подростка. Фильм почти забыл и помню лишь поразивший меня эпизод. Во время экзамена в школе этот мальчишка списывал, подглядывая в шпаргалку. И когда учитель медленно проходил между рядами, девчонка из соседнего ряда толкнула учителя и показала на списывающего. В итоге того выгнали. Меня тогда поразило, что указала на него однокласница, с которой вроде как не было у него никакой вражды. И только много лет спустя я понял, в чём дело. Дело, оказывается, в совершенно различной морали у нас и у немцев. Не всей морали, разумеется, но именно этой её части. Каждый из нас знает со школьных лет, что списывать или подсматривать нехорошо. Но это «нехорошо» как бы не к нам относится. Это нехорошо с точки зрения учителя. А мы, ученики (а также студенты), считаем совершенно иначе. Более того, у нас у всех имеется то, что принято называть корпоративной этикой, когда не дать списать товарищу — это как бы не по-товарищески. И мы всю жизнь так живём. На работе сотрудники помогают друг другу скрывать от начальства ошибки и даже иногда преступления. Философия такого отношения проста — есть мы и есть начальство, которое где-то там, вверху, и которое как бы уже и не мы. У нас это называется коллективизмом и мы этим гордимся. Потому что коллективизм — это в первую очередь взаимовыручка и поддержка вне зависимости от законности того, в чём именно поддерживаешь.

Теперь посмотрим на другую сторону. Европейцы, как известно, в большей степени индивидуалисты, чем мы. У нас почему-то принято считать это отрицательным качеством. По крайней мере те, кто гордится коллективизмом, обязательно считают индивидуализм чем-то сродни эгоизму. На самом деле это просто другое мировосприятие. Оно не хуже и не лучше, оно просто другое. На Западе, в школах и ВУЗах, списывать на экзаменах и контрольных считается не просто нехорошо, но и позорно. Как украсть что-то. И не только с точки зрения учителей/профессоров, но и с точки зрения самих учащихся. Корпоративная этика у них тоже имеется, но она другая. И детально разбирать её нет смысла (да я и не эксперт по этой теме).

Дальше. У нас с чёрт знает каких времён доносительство является чем-то сродни предательству. Доносчиков презирают, даже пословица есть — «доносчику первый кнут». А на Западе доносительство является совершенно естественным. К примеру, один мой знакомый рассказывал, что в один из его первых приездов в Германию к нему навeдался полицейский. Оказывается, какая-то бабка увидала, что он выбросил использованные батарейки в обычный мусорный бак. Посмотрела, где он живёт и вызвала полицию. Потому что батарейки положено сдавать в магазин (в любой). Потому что батарейки, если не помещать их в спец. ёмкости, загрязняют природу. И каждый житель чувствует себя ответственным за природу вокруг.

Мы, т.е. жители постсоветского пространства и жители Запада, действительно разные. Но хоть и написал я выше, что европейский индивидуализм — это просто другое мировосприятие, которое не хуже и не лучше нашего, а всё-таки по последствиям из этих разных мировосприятий мне лично индивидуализм кажется более симпатичным. Да, донесла бабка полицейскому. Не поленившись даже проследить, где парень живёт. Мы от возмущения головой качаем, а она знает, что сохраняет тем самым природу для себя и потомков от загрязнения. И я именно с ней согласен.

По большому счёту, доносительство и у нас имеется. Заявляют ведь в милицию/полицию о хулиганах и воровстве. Но только в случаях такого явного нарушения закона, что нарушитель очень явный ущерб наносит. И то иногда бывает, что при появлении представителя власти у нарушителя находятся заступники среди окружающих. Вот мне интересно: почему у нас такой высокий психологический барьер перед обращением к представителям власти? Почему мы готовы прощать, к примеру, мелкое хулиганство (или даже сами, без милиции пытаемся противостоять), но звать милицию/полицию — это как бы зазорно? Почему мы воспринимаем воровство на предприятиях как нечто неизбежное? Почему мы никогда не возмущаемся безбилетниками в транспорте, а лишь безучастно, а то и как шоу, наблюдаем перепалку между «зайцем» и контролёром? А ведь безбилетник, не оплатив проезд, на наших глазах прямо к нам в карман залез. Да ладно бы безбилетник. Давайте задумаемся — чем именно возмущается большинство при разговоре о коррупции. Разве коррупцией и воровством? Ничего подобного. Возмущаются масштабами. Если воруют заводами и миллиардами — это возмутительно. А если с фабрики, где работает, какую-либо мелочь слямзил — это понятно и приемлемо. Но почему?

А ведь в том-то и дело, что каждый такой воришка ворует мало не про причине наличия честности. А лишь по причине ограниченных возможностей. А если у кого карьера состоялась и он оказался на высоком посту, то возможностей у него стало много. А логика та же. Укравший миллиард или завод ничем не отличается по своему внутреннему содержанию от укравшего килограмм колбасы. Но укравшего колбасу поймут, войдут в положение. А укравшего завод — нет. Его будут осуждать.

Сложно сказать, где истоки такой странной толерантности к преступлениям. Иногда можно услышать, что это от христианских заповедей происходит. Не знаю. Ведь вся Европа является христианской, однако там воровства значительно меньше. Маленький пример. Несколько лет назад я улетал из Германии домой и в аэропорт мы с провожающим прибыли слишком рано (перепутали время). Поехали погулять в соседнюю деревню. Был выходной, вечер, на улицах никого нет. И натыкаемся на большой сарай или гараж с открытой дверью, возле которой вывеска о свежих овощах и яйцах с собственной фермы по невысокой цене. Заглянули. Там никого нет, а стоит лишь стол с овощами, фруктами и куриными яйцами с ценниками. И весы. И коробочка для денег. И всё. Выбирай, взвешивай, клади деньги и бери сдачу. Когда такое доверие, то рука не поднимется обмануть. А у нас, в нашем высокодуховном обществе, я за свою жизнь ни разу нигде ничего подобного не встречал.

Я понимаю, что всё это закладывается ещё с детства. Все эти мелочи, типа списывания и недоносительства, складываются потом в сложный пазл, отражающий совсем не такую жизненную философию, как в Западном мире. И если мы хотим не только западные товары у себя иметь, а и качественно по европейски жить, нам придётся пересмотреть свои базовые ценности.



Вам также может понравиться