Она лежала в предвкушении…

 Ленка зажмурилась от солнечного лучика, потянулась, слегка приподнявшись на постели, зевнула и, не торопясь и почесав немного ниже поясницы, встала.

 Утро…

 В голове сразу появилось какое-то лёгкое ощущение, как будто в ней пробежал лёгкий ветерок и смёл всё ненужное.

 Да уж, это совсем не как три дня назад, на даче у Кольки, когда всю ночь она пролежала с тазиком у постели, а потом до обеда встать не могла.

 Совсем не так…

 Она накинула что-то типа халатика, снова зевнула, почесалась и, затолкнув ногой под кровать грязный носок и натянув шлёпки, прошаркала в сторону кухни, где, поставив чайник, направилась в ванную, в которой, сделав все дела, о которых не стоит упоминать и почистив зубы, вернулась обратно, заварила кофе, села за стол и, подперев левую щёку кулачком, посмотрев перед этим на сломанный ноготь и грустно вздохнув, стала думать.

 Да-да, именно это!

 Она лежала в предвкушении…

 Чего?

 Дальше не выходило.

 Блаженства?

 Томной неги?

Какие ещё нафиг бабочки в животе — от них уже все устали.

Ленка даже подняла глаза к потолку — может, кто подскажет?

Там была паутина и грязные разводы и как-то не очень…  

Допив кофе, девушка пошла обратно в спальню, она же комната, села на постели, взяла тетрадку и ручку.

ОНА ЛИЖАЛА В ПРЕДВКУШЕНЬИ…

Зачеркнула.

ОНА ЛИЖАЛА НА ПАСТЕЛЕ…

Дальше опять не пошло.

Ну как так то?

Начинающая поэтесса грязно выругалась, отшвырнула тетрадь и прошаркала обратно на кухню.

А ведь как хорошо начиналось…



Вам также может понравиться